На главную
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
ОтветитьСоздать новую тему
Полярный Экспресс, История третья
roy_fokker
сообщение 7.3.2014, 0:30
Сообщение #1


Сэнсей-форумнист
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 447
Регистрация: 28.3.2008
Из: Москва
Пользователь №: 17 976



Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли

Я опять в кресле пассажира.
Академия Объединенной армии в лице коменданта станции Глизе послала меня, а за компанию и Берил, на одну из активно осваиваемых планет с грузом новейших мхов для тамошнего аграрного хозяйства. Разумеется, колонисты сами прекрасно знают, что им делать, и все, что от меня требуется - заветное «получите, распишитесь», но на станции теперь ремонт, и мне прямым текстом было велено проторчать в колонии как можно дольше. Я разве против?! Единственное, о ком переживаю – о своих зверятах. Я ведь оставила их на станции совсем одних! Нет, я сумела на последние деньги нанять робота, чтобы присматривал за ними, но все же… Вот Берил не о чем волноваться, как и все остальные эвакуированные она вообще в отпуске, и в полет со мной она просто напросилась. Повезло ей - сидит рядом со мной, грызет груши в свое удовольствие и читает очередную энциклопедию. Она конечно не книжный червь, но старается добраться до всего, что связано с человеческой историей, у нее это что-то вроде хобби. Сейчас она читает «Наследие Бетховена», а из ее походной сумки торчит краешек справочника «Бронеавтомобили Третьего Рейха». Ну а насчет груш… Пронос на борт фруктов конечно, запрещен, но раз – лорои имеют право уклониться от досмотра, и два – если вы отберете у лорои грушу, то… Хм, то ваше тело даже не найдут. Вот полюбили они груши и все тут.
А еще лорои отлично переносят холод. Хех, Берил это пригодится – планета, на которую мы летим, это почти целиком покрытый снегом ледяной шарик, лишь на экваторе планету опоясывает черный горный хребет. А на этих самых горах и растет мох – единственный источник витаминов и главный источник еды для всей планеты. Новый подвид, который придумали генетики с Глизе, сможет забраться на десяток километров дальше к полюсам. Вроде пустяк, но в масштабах планеты это сотни тонн еды, и уж здесь-то она не пропадет даром.
- Приготовьтесь, скоро садимся! – крикнул пилот из кабины.
А шустрый кораблик, хоть и старый. Он был построен еще до контакта людей с другими разумными (их тогда называли «инопланетянами»), и был приспособлен под удобство только человека. Универсальные кресла, как говорят, сделаны неудобными для всех одинаково, а в этих… Ммм… Я вытянулась стрункой и устроившись обратно, начала пристегивать упряжь. Только сейчас я увидела в иллюминатор, что крыло челнока ярко освещено близкой звездой, а под крылом – покрытый белыми облаками и ярко-синими бороздами бледно-голубой шар.
Жаль, так и не увижу из космоса легендарное Горное Кольцо, все челноки садятся на полюсах – даже над средними широтами летать нельзя, так жители за свои мхи боятся. Ну а с полюса нас повезет специальный экспресс... Не терпится хотя бы с земли увидеть Кольцо! И поезд, он такой же старый, как это челнок или все-таки помоложе? И какие звери тут живут? Говорят, здесь есть снежные киты!
И когда Берил сжевала все два кило груш? Да и похоже, вместе с косточками, вон, только ножки остались.


Берил, будущий биолог, лорои

Алиса отошла от контрольной стойки. Как только и я прошла паспортный контроль, к нам подошел человек в странной белой зимней форме. Она, да и весь его облик вызвали яркие ассоциации с тем, что однажды я уже видела в обучающей голограмме про историю войн на Земле. Мужчина обошел нас, смерил взглядом.
- Здравия желаю, комендант поезда номер шесть Клим Дубов. Вы и есть биолог с Глизе? – спросил он Алису.
- Привет! Мы, нас двое, меня зовут Алиса Селезнева, а ее – Листел… Берил, зовите ее просто Берил.
- Листел Тозет Эилис, - Поправила я. Людям конечно глубоко плевать на касты, но этикет обязывает представляться полностью. - Берил только произносимое…
- Отлично, Академия так чутко отнеслась к нашей просьбе, идемте! Поезд ждать не будет!
Без лишних слов (а именно разрешения) он резко поднял наши сумки и быстро пошел к выходу. Мы, естественно, за ним.
На улице, в несколько рядов, стояли очень странные длинные и высокие черные конструкции. Не меньше десяти метров в высоту и метров ста в длину, окутанные паром странные сигароподобные машины с переплетением трубок под обшивкой напомнили в равной степени промышленные котлы и дирижабли, а расположенные за ними модульные пристройки вероятно были улицами поселения. Алиса, которая оказалась впереди меня, замерла на месте.
- ПА… АРОВОЗ, нас повезет паровоз?!
- Ну да. Самая та тепловая машина для нас. Дешевая и надежная, из местных материалов. Здесь же на полюсах минус полста всего, а на экваторе вообще плюс десяточка, да кислородно-азотная атмосфера. Курорт! И это без всякого терраформирования!
- Это конечно чудесно…
- Ну что непонятного, тепловая отдача тут вполне, то, что можем сами строим, а… О! Здравия желаю!
Комендант бросил сумки на снег, и встав по стойке «смирно», отдал честь. Мимо него прошел некто, одетый во все черное, под черным плащом и в черной широкополой шляпе, с рапирой или чем-то подобным вместо штатного кортика. Лицо я не разглядела, на нем были черные очки, и, по-моему у него были еще и такие же черные усы. Лишь бело-синий шарф выбивался общего облика. Вместе с ним были еще двое, но уже в такой же форме, как у коменданта поезда.
- А это наш капитан. Ух, полярный волк!
И только сейчас, подойдя вплотную, я заметила, что вся эта машина, а за ней и пристройки поставлены на колеса. Это - самоходное поселение! И это не улицы - это поезда! Я, конечно, слышала, что здешние условия, мягко говоря, особенные, но не очень этому верила. Это и вправду удивительно!
Впрочем, что кроме станций я видела?
По трапу мы поднялись в поезд. Еще из сказанного на контроле было очевидно, что планета испытывает большие трудности. Но проблемы есть у любой колонии, как и собственный биологический штат для их решения. И если местные жители так ждали нашего прибытия, причин могло быть только две – либо местные биологи оказались недостаточно компетентны, либо они погибли, а так как мы только курсанты… Я телепатически поделилась своими сомнениями с Алисой. Она тоже обратила на это внимание, но отнеслась к этому намного спокойней – ее интерес был куда больше.
Как только мы оставили свои вещи, комендант Дубов отвел нас в одну из рубок. В ней уже собрались другие офицеры - один довольно полный человек, а второй - суховатый и высокий коссидианец, метра под три, с коссидианской накидкой поверх мундира. Он смотрел на нас, как и большинство его сородичей, презрительно, с мало скрываемым подозрением. Их культура гласит, что доверие обязательно надо заслуживать, и неважно как, важен сам процесс, и без него ты – никто. И еще нас же обвиняют в высокомерии… Человек же, наоборот, расплылся в улыбке и необычно высоким голосом начал:
- Доброго вам дня, рад приветствовать вас на борту нашего поезда. Меня зовут Мартин, я заведую всем, что связано с нашими драгоценными мхами, а это Прессеб, он отвечает за весь наш прекрасный подвижной состав.
- Листел Толзет Эилис, произносимое имя Берил.
- Алиса Селезнева. Я тоже рада знакомству.
- Вы даже не представляете, как мы счастливы лицезреть вас в нашем прекраснейшем поезде. Мы уже много раз писали и в Армию, и в Академию, чтобы нам прислали полевого биолога, но после трагических событий никто не хочет ехать к нам! А Академия прислала нам сразу двух биологов, и это огромный подарок для нас!
- Эм… Вообще-то нас прислали только со мхами…
- Как?! Вас не ввели в курс дела?! У нас страшная беда, мы очень рассчитываем на вас!
Мы с Алисой переглянулись. Похоже, наше чуткое руководство решило заткнуть нами очередную дыру. Комендант Дубов подошел ближе к нам, с шумом выдохнул воздух и взял слово.
- Ну, все это началось около году назад. Ветра у нас таковы, что погода всегда имеет один и тот же порядок: ураган-оттепель, ураган-оттепель. И вот, однажды, когда поезд возвращался с полюсов с готовыми запасами еды, на вагон, в котором были пищевые запасы, напала такина… это зверь такой… ну, типа…
- Снежный кит? – почему-то с надеждой спросила Алиса.
- Во, он самый. Они вообще хищники, но мхом тоже не брезгуют, жрать-то тут нечего. Ну вот. Вагон, конечно защищенный, но броню она прокусила будь здоров. Да и поезд мы тогда остановили, чтобы переждать бурю. При нападении такина, конечно, погибла, но они ж умные, быстро смекнули, что поезда возят. Да и запах же. И, теперь месяца не проходит, чтобы такина на поезд не бросилась. И ладно раньше просто под колеса лезли, так теперь вообще взбесились! Последние две вагон весь разворотили. И ведь дохнут все до одной – бросок на поезд для них это верная смерть! Наши предыдущие биологи пытались разобраться, но… Ушли в поход и замерзли насмерть. Вот…
- Они проводили вскрытия?
- Ну, это да, каждый раз.
- Хорошо, мне нужны их отчеты и осмотреть ее тело.
- Нету тела.
- А где оно?
- Как где?! Съели.



Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли

Комок подступил к горлу.
Комендант наверняка хотел как лучше – с едой тут не густо, и это хранилось на особый случай, да и мой интерес к трупу снежного кита тоже, я слышала, как он выторговывал у Прессеба из НЗ… Но… В общем, передо мной лежал кусок вареного такиньего мяса. Я уже давно привыкла, что иногда приходится есть то, что еще недавно было живо, то, что мыслило, то, чему было больно и страшно умирать. Умная такина грустила и радовалась, жила и охотилась в своих снегах много лет. Сколько пусть своих, звериных, но мыслей и эмоций крутилось в ее голове? Это же целая жизнь, целая судьба. И ее бесславный итог – кусок серой плоти в тарелке.
Человек тоже хищник, без белков и жиров ему не прожить. Есть то, что было убито – в конце концов так было всегда, это закон природы, и человек лишь ее часть. Но даже если закрыть глаза и отключить эмоции, лучше все равно не становится. Я ведь биолог, и то, что для кого-то просто еда, для меня работа.
Вот кусок мышцы. Сколько раз она сокращалась и разжималась, пропуская ток? Тысячи, десятки тысяч циклов. Каким было нагружение? Какой в ней был ток? Слева виден толстый канал, от него отходят тонкие линии – это капилляры. Я аккуратно отделяю их ножом от мышечных волокон, видны начальные возрастные повреждения. Как будто я на вскрытии. Работавший, и вышедший из строя биологический инструмент, такой же мусор, как грязный и ржавый и стертый поршень. Противно.
И теперь жалость уступает место омерзению, вместо слез приходит тошнота. Я отодвигаю тарелку от себя.
- Я не смогу это съесть. Ты будешь?
Берил согласно кивнула и сгребла кусок себе в тарелку, переложив мне все свое зеленоватое мховое пюре.
- Что делать-то будете? – комендант сидел напротив нас, скрестив руки. Рядом с ним, покрывшийся испариной, приземлился Мартин.
- Я хочу посмотреть, как происходят нападения, понять, что движет животными. – Я отправила порцию пюре в рот, которое оказалось до жути кислющим.
- Дык ёжику понятно что ими движет. Жрать хотят.
- Не наю - не наю. Я иала… - говорить с забитым ртом невежливо, Алиса. – Я читала о снежных китах, им такое поведение не свойственно. Ну, или мы ничего о них не наем.
- Так что же вы, милейшие, хотите? Нас специально под удар подставить? – почти что проскулил Мартин.
- Не волнуйтесь, только отдельный вагон, платформу. Что дадите. И немного мха для приманки.
- Это безумие! – Мартин подпрыгнул на месте.
- Капитану это не понравится. – сухо произнес Дубов.
- Лишь заманив такину я смогу исследовать ее вблизи. – я пожала плечами. – Кстати, а где Прессеб? Его не будет?
- Хэ. Вот уж кто вам шиш с маслом даст, а не мох с платформой. Он итак вас недоучками считает, так еще и на нем вся матчасть. Он обходы поезда по два раза в день устраивает, да и ему хватает вставочек сверху за покореженные вагоны, и вы хотите, чтобы он их по своей воле отдал? Да и не выживите вы в платформе, в такине веса на сто тонн. Ему отвечать?
- Всю ответственность я беру на себя. К тому же я спрячусь не в самой платформе, а рядом в снегу.
- Ну зачем в снегу?.. Есть тут одно местечко, Первые горы. Какая-никакая, а возвышенность, да и пещеры там есть – там иногда кантовались первые колонисты. С путями рядом, опять же. Но капитан вряд ли…
В этот момент на его поясе пискнула рация. Дубов достал ее, внимательно посмотрел на текстовое окно и каким-то хитрющим жестом убрал ее обратно.
- Капитан дает добро.
За нами еще и подслушивают. Блеск.


Клим, комендант поезда №6, человек

Эх, девок жалко.
Мы с капитаном уже давно поняли, что к чему. Вся та муть, что творится на нашем (да и не только на нашем!) поезде, совсем даже не случайность. Это диверсии, дельно и мудро спланированные и осуществленные, да так мудро, что и не подкопаешься. И толку от того, что мы двое знаем, кто тут диверсант – кот наплакал. Его поставишь к стенке, а он выкрутится, отпустишь потом и поминай как звали.
И все, что нам осталось, это позвать людей со стороны. Не для того, чтобы собрать доказательств, нет. Без толку. Но увидев в них прямую угрозу, диверсант будет действовать быстро, и наверняка допустит какую-нибудь оплошность. Тех, первых биологов он знал хорошо и несчастный случай подстроил грамотно, ничего не скажешь, но вот с незнакомыми такой фокус провернуть уже не сможет. Где-нибудь, да проколется. Верно.
Капитан передавал командованию и доклады о ситуации, и свои подозрения, и даже получил добро на проведение такой операции. Но мы-то запрашивали людей из полевой прокуратуры, а не биологов, и парней покрепче, а не этих девчат! И что они смогут? Получается, просто сунули их ему на убой. Это конечно тоже вариант, в конце концов гибель двух отрядов биологов подряд это верное начало расследования и тогда уже ему не отвертеться, даже для захвата все готово, но все равно. Молодые, красивые, им еще жить да жить.
Да, дела…
Но если подумать, то не так уж все и плохо. Во-первых, одна – лорои. У нее есть способность читать мысли и двигать предметы взглядом, говорят, что что-то даже нагреть может. Это ей помочь может здорово. Читать его мысли она просто не станет, не знает, что это надо делать, но выжить может быть и выживет. Во-вторых, другая, которая вроде за главную. Видно, опыт вылазок у нее есть. Везде свой нос сует, замечает, подмечает. Глядишь, сама на него выйдет. Если не скопытится раньше времени от передозировки кофеина. Видимо слишком много я страху нагнал, что она так проспать нападение такины боится. С утра еще бодренькая была, за Прессебом бегала, что как работает смотрела, а сейчас вон по стеночке ползает, двумя руками за поручень держится. Такими темпами все запасы кофеиновых инъекций изведет.
Ну и я чем смогу помогу. Место для засады с точки зрения самой засады бестолковое, нету там просто глубокого снега. Детеныш такины там еще протиснется, но не больше. Диверсант этого не знает, а я в этих пещерах еще на строительстве железки жил, знаю их как родные. И пещеру им подыщу потеплее, так что от холода или голода им помереть уж точно не грозит.
И еще. Если девчата все же выживут, да еще и разберутся что к чему, тогда глядишь пользы от них и в самом деле больше будет, ведь гад этот даже отпираться не станет, порода его такая. И дело тогда останется за малым, объявить по поездам боевую готовность, а приказ об этом малом уже отдан.


Берил, будущий биолог, лорои

Поезд подошел к Первым горам через три дня.
Всем пришлось действовать очень быстро, так как нападение могло начаться в любой момент. Экипаж собрал небольшой кран и перегрузил несколько тюков со мхом на мотодрезину, замыкавшую состав. Я хотела и могла им помочь, но парни прогнали меня, прямо как тогда, в джунглях.
Но больше всего меня удивила Алиса. Измотанная отсутствием сна (она ждала нападения все три дня, не смыкая глаз), она настаивала, чтобы я осталась в поезде. Причины у нее были – она не хотела оставлять поезд совсем без прикрытия, да и формально я не при исполнении. Это веские причины. Но уходить здесь одной и в ее состоянии – верная смерть! А брать в помощники кого-то из экипажа…. Я лучше переношу холод, немного сильнее, а на холоде даже выносливее человека, а в экипаже каждый на счету. И еще отчеты…
Комендант Дубов и несколько стрелков помогли нам добраться до одной из пещер. Еще издали я обратила на них внимание, хотя и не возлагала больших надежд – естественные укрытия редко отличаются сочетанием нужных качеств. Однако это место оказалось просто превосходным! Когда, еще до Академии, я служила полицейским снайпером1, старалась выбирать подобные места – отличный обзор на цель, хорошая защищенность, малая заметность и возможность обустроить какой-никакой, а уют, что тоже важно при долговременной засаде. И что самое главное – здесь было тепло!
Я бы с удовольствием осталась тут на некоторое время, чтобы исследовать их как геолог!
Я уложила сумки у гладких стен пещеры и расстелила походное одеяло. Обустройство оптимального (по крайней мере для стрельбы – винтовку я взяла) места заняло около получаса – когда я уселась в приготовленное «гнездо», поезд уже тронулся с места. Длинная черная змея, оставляющая расчищенный железный след, уже медленно ползла к горизонту. И в этот момент Алиса, все это время тихо сидевшая у противоположной стены, упала на пол. Я бросилась к ней.
- Алиса!
- А?.. Это ты… Дубов, вы тут?..
- Они уже ушли. Ты в порядке?
- Что знач… Когда?
Устав сопротивляться, она просто уснула.
Сложно сказать, пыталась Алиса от меня отбиться или наоборот пыталась помочь, но ее движения были настолько заторможены, что разницы не было. Я раздела ее, уложила на одеяло и накрыла своим.
Алиса…
Ради знаний ты готова пойти на все, рискнуть даже собой. Понимаешь ли ты это?
Такое стремление вызывает восхищение. Люди вообще часто обладают многими качествами, которые ценим мы. Люди похожи на нас. Но без телепатии вы настолько чужды нам, настолько непонятны… Доверие для вас – награда, скрытность и невозможность выразить себя – норма. Вы годами учитесь рисовать, писать, играть или сочинять музыку, чтобы научиться выражать секундную мысль. Вы с рождения до смерти пойманы в ловушку своего языка… и это лишь самое очевидное из различий.
И все таки мы, может и не всегда понимая это, стремимся друг к другу. Ведь многие пусть не ощущения, но чувства у нас одни и те же! А различия привлекательны вдвойне… И хотя от нас требуют избегать иллюзий, мы все равно принимаем друг друга за своих… И Алиса с миелофоном… Пусть это иллюзия, пусть! Мне плевать! Даже местное небо окрашивает твою кожу в голубой цвет. У меня мало друзей, а тех, кого я могу назвать близкими, еще меньше. И у нас не принято открываться чужакам. Ну что ж, я и не буду. Для меня ты такая же, как и я, ты лорои, лорои!
Алиса Селезнева, для меня ты Алиса Тозет Эилис. И никто меня не переубедит!



Берил, будущий биолог, лорои

Там можно найти
А можно найтися.
Где под снегом спят
Ледяные хлеба.

Где можно уйти
Где можно родиться
Где скроют тебя
Седые ветра

Где хором поют
И хором стареют
И вместе спит
Ледяная земля.

Я пожала плечами. Простой разговор для нас – это обмен образами, чувствами, а исполнение песен тем более – песня это образ, возведенный в абсолют. Пытаться перевести их на любой человеческий язык – заведомая трата времени. Нет, сами слова на произносимом языке, но они служат лишь для аккомпанемента, для такта, чтобы помочь рассказчику показать свою историю. Бывает даже, что песни это единственное, для чего кто-то из нас использует голос.
- Но у тебя тоже неплохо получилось. – Я честно подбодрила явно расстроившуюся Алису. В ее лишь произносимом исполнении, с очень слабыми мысленными картинами (хотя все равно ярче тех, что вы представляете обычно) и скупым переводом песня почти полностью потеряла красоту и смысл. В первый раз, когда я впустила ее в эту песню, она была еще в пограничном состоянии между сном и явью. И я очень четко ощутила удивление и восторг, которые она испытала от увиденного. Первобытный страх и чувство полета, пронизывающий холод и тепло рук матери… Когда вы спите, ваши эмоции такие чистые…
Я спела ей несколько наших песен, несколько земных песен мы спели вместе. Теперь вот до переводов добрались.
А чем еще заняться?
Если верить часам, то мы сидим тут больше суток. Еще я разобрала и почистила винтовку, приготовила еду, Алиса наконец выспалась за все три дня и научила меня играть в карты… и только дрезина осталась стоять где стояла, никем не тронутая. Даже снег ее почти не замел. Чем бы каждая из нас ни занималась, краем глаза мы все равно следим за ней. И чем дольше мы тут сидим, тем беспокойнее становится. Мы, конечно, пытаемся отвлечься – те же песни, но…
- Ты тоже думаешь, что что-то не так?
Я кивнула.
- По-твоему она не придет?
- Даже не знаю… С одной стороны они чувствовали запах еды уже под листами брони, а тут мы даже открыли пару мешков - и все без толку.
- Значит, они осознали опасность.
- Не-а, их гонит инстинкт. Тут что-то совсем другое… Вот посмотри. Все напавшие на поезд такины были самцами, за исключением первой. Характер нападений менялся со временем, причем довольно резко – вначале прыжки, а теперь самые настоящие атаки. Ведь если зверь доподлинно не знает, что его ждет под броней лакомство, он ни за что не станет рисковать собой. А что может быть круче инстинкта самосохранения?..
- Ты считаешь, что его привлекает сам поезд? Его форма?
- Скорее запах. Фух… Но это только те-о-ри-я. Ты что скажешь?
- Это логично. Но тогда на поезд должно произойти новое нападение. А этого нет.
- Верно. Кстати, что-то Дубов молчит. Когда последний раз они выходили на связь?
- Двенадцать часов назад.
Мы переглянулись. Алиса схватила рацию. От скуки мы потеряли голову, и не заметили, как разрядились аккумуляторы. Но его же должно хватить на неделю… Проклятье! Мы быстро накинули одежду и вылезли из укрытия, и по пояс в снегу стали пробираться к дрезине. По каким приметам Дубов так легко провел нас?
Вязкий и плотный, снег сковывал каждый шаг. Он забивался во все – под одежду, в сапоги. Он обжигал даже меня, я боюсь представить, что испытывала Алиса. Ноги, руки сводило от холода, волосы и кожа моментально покрывались инеем. Дрезина стояла в пятистах метрах от пещеры, но мы потратили не меньше получаса, чтобы добраться до нее. Я поставила ногу в стремя, рукой схватилась за поручень антенны и попыталась забраться на уровень люка, но только чуть переместила центр тяжести, оказалась по шею в снегу! Вся дрезина покрыта коркой льда! Но ведь ее поливали антифризом! Должны были… И без того замерзшая Алиса, забравшись по грудь в снег, помогла мне выбраться. Но когда я все-таки влезла на корпус, люк оказался намертво приморожен! Толстая корка водяного льда покрывала почти весь бронекорпус там, где были люк и антенна. Вместо антифриза его поливали простой водой! Просто немыслимо… Такие ошибки случайно не происходят! Лишь использовав винтовку я смогла сбить панцирь и открыть люк. Алиса уже почти не могла двигаться, я втащила ее внутрь. Мы (все таки мы, Алиса даже в таком состоянии помогала мне) облазили всю кабину, но запасного аккумулятора в ней так и не нашли. Я отломала одну панель, и Алиса, распутав пучок разноцветных проводов, посиневшими пальцами подключила станцию напрямую к пусковому аккумулятору дрезины. И он был почти разряжен, но станция, моргнув текстовым экраном, все-таки включилась.
Полагаю, так погибли предыдущие биологи - для пуска дизеля аккумулятора уже не хватит, а возвращаться обратно в пещеру… Даже для меня это риск. Впрочем, единственное, что там есть – это тепло, из вещей там только спальный комплект и немного еды. Значит, остаемся тут. Сам дизель к счастью исправен, топливо тоже на месте. И тот, кто подстроил все это, явно не рассчитывал на лорои! Телекинезом я запущу стартер. Когда я уже пробиралась к силовой установке, я услышала слабый голос Алисы.
- Берил… Такина напала на поезд…



Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли

Холодно и жарко одновременно.
Каждое движение, каждый звук отдается болью. Голова, мышцы, уши, грудь… Похоже, это воспаление.
Болеутоляющее с шипением растворилось на языке. Это убойная штука, но подействует далеко не сразу, да и… Я бросила пустой блистер на пол кабины и выглянула в окно.
Оказывается, уже темнеет. Снежный кит от души постарался, так разворотив состав, что от последних платформ не осталось почти ничего, кроме груды искореженного железа – экипаж уже сбросил их с путей, и куски брони лежали рядом с горой бело-фиолетового мяса – это все, что осталось от такины. Берил подвела дрезину вплотную к последней «живой» платформе и ребята из экипажа закрепили зацеп. Я укуталась в промокший пуховик и потянула за дверцу люка, в нос ударил поток ледяного и до тошноты кислого воздуха. Запах шел от туши и железа.
- Ну что, хотели изучать – на здоровье! – Крикнул откуда-то Дубов.
- Скажите Мартину, пусть забирает мхи.
- Само собой. Ух ё, паршиво выглядите. Немедленно забирайтесь в санвагон! Эй, куда вы?
К обломкам. И что же так привлекает к ним этих китов? И почему только этих? Прессеб, разделывавший труп, одарил меня таким злым взглядом… Да смотри, сколько влезет, в порядке твоя дрезина. Сам орудуешь, как заправский мясник. Я конечно понимаю для чего, но все равно мерзко. Как хорошо, что я не стала это есть… Ногой я отпинала от общей кучи кусок брони, который был ближе всего ко мне. А это что? Сам поезд покрашен черной матовой краской, но этот блестит на солнце… Хм. Я провела пальцем по броне и… Ну и вонь! Когда я поднесла руку к лицу, меня чуть не вывернуло наизнанку! Из какой же отравы делают этот антифриз? Я вытерла о снег руку и пошла обратно к поезду. Готова спорить, все дело в этом запахе! И тогда ясно, что же влечет такин. Но почему только вагоны со мхом?
Берил потянула меня за капюшон. Да, идем-идем. А ведь еще предстоит разговор с Дубовым, Мартином, Прессебом, а то и с капитаном. Эх… Нас отвели в лазарет, где мне без особых церемоний (тут это видимо дефицит) что-то вкололи, даже не спросив, что я принимала до этого. Еще чем-то напоили, не помню точно… И дали теплое одеяло и койку. Ну наконец-то.
Какое же это блаженство – свернуться под одеялом калачиком! Да! Вот теперь бы только не уснуть. Ну прикрою глаза, ну и что? Я ведь буду слушать. Да и… Нет. Все равно не усну… Да и не хочется вроде… Ну почти… Эх, такина, как ты узнаешь, что в вагонах, откуда берешь подсказки?.. Что ты знаешь, чего не знаю я? Ты ведь такая умная, красивая… Подсказки… Но ведь ты же не знаешь. Никому из вас так и не удалось живой добраться до еды, что вам тогда нужно? Подсказки. Ты не знаешь, что в вагонах. Милая моя, если бы ты знала, сколько бед причиняешь колонистам… Во льдах, замерзая так, как и мы, они строили эти дороги, города. Они ухаживают и заботятся о своих полях, им очень трудно здесь. И ты как будто специально… Подсказки.
- Как вы смеете?! Мы могли погибнуть!
- У нас тут тоже не тропики, знаете ли! Мы в таких же условиях! Эй, да проснитесь же вы!
- Я?.. Не сплю я. – Ну вот зачем так кричать?
- Как и последние три часа? Вы рисковали не только собой, но и дорогостоящей техникой. Вы привели в негодность… - Три часа?!.. Э…
- Они были неисправны без нас! Вы не обеспечили…
- Тихо! Тихо! Что вы все так орете?..
- Ваша «экспедиция» - полнейшая авантюра и фикция, которая не дала ровным счетом ничего! – Вскочил Мартин. Со своим голосом и всклокоченными волосами он был похож на клоуна.
- Ошибаетесь. Мы установили главное – такин привлекает не мох. Зверь ориентируется по запаху, и нападает на поезд, а не на мох. Просто перестаньте поливать поезд этой дрянью и такины от вас отстанут.
- Какой такой дрянью? - А вот у Дубова очень приятный бас.
- Вонючим антифризом.
- Спите еще? Антифриз не имеет ни цвета, ни запаха.
Как и вода. Подсказка.
- Комиссия расценит ваши действия как диверсию!
- Берил, не надо, мы живы и…
Как диверсию. Без цвета и запаха, как вода. Слизь на обшивке. Подсказка. Гибель биологов.
- … Вы сейчас про лед на дрезине?
- Ну разумеется. Вы, вместе с лорои…
- Дрезина была покрыта льдом. Я это подтверждаю. Стоп, а если… Ну тогда все сходится… Ведь тогда…
- Эй, вы чего?
- Она сумасшедшая. Говорит с собой. – уверенно поставил мне диагноз Мартин.
- Мы полагали, что причина в чем-то природном, естественном…
- Она бредит. От обморожения. – наконец подал голос Прессеб. Дубов приставил палец к губам, давая мне договорить.
- …но если предположить, что кто-то подманивал их специально…
- Вы и впрямь бредите! – Мартин так вскочил, что я еле сдержала улыбку. Дубов оборвал и его.
- Так, все, хватит! Вас, барышни, действительно, куда не туда понесло! – Сокрушительно посмотрев на меня, сказал Дубов. – Мужики, на выход, уже ночь да и вообще, этими подругами пусть врачи занимаются.

Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли
Я оперлась на спинку кровати и подтянула одеяло к самому подбородку – снова становится холодно. Мурашки бегают по всему телу, на лбу выступил холодный пот. Уши заложило… Действие лекарств кончается. Берил, скрестив ноги, села на соседнюю кровать.
- Подозрения не для голоса! Надо было вначале позвать меня, ты же умеешь! Откуда и чего теперь ждать?
- Прости. – прохрипела я. – Я не привыкла разговаривать молча.
Берил тяжело вздохнула и потерла пальцами лоб.
- Я забыла, что говорю с человеком, а не лорои.
Ну и как хочешь. Я подобрала под ноги уголок одеяла и сползла на подушку, чтобы укрыться с головой. Тоже мне, забыла она… Я почувствовала, как она села рядом.
- Алиса? Я не хотела сказать, что ты мне чужая! Но ты поступила… - Берил говорит и мысленно тоже, и мысленно она сказала «глупо», но осеклась, и вслух произнесла: - …легкомысленно...
- Да, я человек. И говорю, как умею.
Хотя я этого и не видела, с миелофоном я почти ее глазами увидела, как Берил обернулась на дверь, услышав за ней чьи-то шаги. Берил приготовилась прыгнуть на визитера, но кто-то за дверью ушел своей дорогой, а Берил, расслабившись, положила на меня руку.
- Теперь-то разрешаешь говорить вслух?
Странная штука – чтение мыслей. Берил как-то поняла, что я только что читала ее мысли и, хех, я прочла свои же мысли со стороны. По-моему, она пожалела меня, почувствовав мое состояние, и почему-то, мысленно пожурив себя, тихо сказала:
- Если тебе удобней.
Так как же у тебя на уме, Берил?..
- Ладно, слушай. Кто нам нужен? Тот, кто имеет доступ ко всем узлам поезда и может управлять подачей жидкостей в трубах, незаметно переключив кран с антифриза на воду, кто отвечает за снабжение и состояние имущества, и может подсунуть нерабочую рацию, у кого есть доступ к общей энергосистеме, чтобы отключить подзарядку дрезины, кто отвечает за подвижной состав и практически полностью владеет продовольственными вагонами?.. И особенно… А-кге.. – Я закашлялась… Да уж, и правда лучше бы телепатией объяснила. – И особенно рефрижератором, ведь звери метят территорию пахучими метками, и когда на их территорию вторгается кто-то со своей меткой, инстинкт велит им нападать, а кто постоянно имеет дело с тушами и может вырезать из них и хранить у себя мешки с амброй?..
- Тен Прессеб, Мартин, Дубов, капитан. Тен Прессеб исключается, он коссидианец, Мартин?
- Духа не хватит.
- Дубов? Он смел, силен. Он готовил снаряжение.
- Мм… На пару с капитаном? Сомне… Акх… ваюсь… Но, кто его знает, осо… А-кху… особенно капитан. Темная лошадка, во всех смыслах.
- Выпей. - Берил встала и налила мне горячей воды.
- Спасибо. – Ладно, хватит дуться на Берил из-под одеяла. Я высунула голову.
В эту минуту в палату зашел Прессеб, так резко и тихо, что даже Берил успела только оглянуться. Он посмотрел на нас, потом резко вздернул руку.
- Идите за мной. Вы нужны в грузовом вагоне.
- Биолог нездорова.
- Выполняйте мой приказ!
- Она больна!
- Берил, ладно, надо так надо… - Я скинула одеяло и меня окутал ледяной воздух. Захотелось захватить одеяло с собой… Берил быстро пробежалась взглядом по полкам в поисках лекарств, но коссидианец почти силой вытолкнул ее из палаты. – Берил, переоденешься?
- На это нет времени. Любые медикаменты будут предоставлены вам на месте.
И вдруг после этих слов вспомнилась скупость Прессеба – ладно дрезину, кусок мяса на тот завтрак Дубов выторговывал полчаса, не меньше! Кусок мяса… А кто разделывал все туши? Кто так тщательно хранит все мясо?..
Берил – я мысленно позвала ее, - а если диверсант, это…



Клим, комендант поезда №6, человек

Вот чертовки! Еле успел им рот заткнуть, еще хоть бы пару слов, и все, пиши пропало. Ну зачем же было так в открытую шпарить?! Нет, они конечно молодцы, что до всего сами дошли, но гад этот теперь их наверняка укокошит, либо…
- Рядовой Смычкин, ходь сюда!
- Товрщ комендант!
- Цыц, разорался. Берешь Вьюна и пулей дуете на склад, проверяете взрывчатку и взрыватели и с докладом ко мне! И доложишь лично, никому не говори ни кто, ни куда послал… Хотя нет, стой, говори, что проверяешь электросеть. И не вздумай по рации говорить! Понял?
- Понял, товрщ комендант!
- Тьфу на тебя, горлан! Бегом!
- Есть!
Да чтоб ты провалился, не пасть, а рупор.
Хорошо хоть хвост состава, дальше только рефрижераторы да дрезина. Слинять этот подлец диверсант сможет только на ней, да и не просто слинять – рванет бомба, а он на дрезине уже в десятке километров, а потом еще и скажет, мол дрезину чинил, про взрыв ничего не знаю. И что тогда из гроба докажешь?! Хех, ох лихо придумал! Но и я не лыком шит. Кое что в зацепе подкрутил, теперь ее только с щитка гидроуправления отцепить можно. Вот как! А пока разбираться будет, шиш ему с маслом, а не дрезина!
Но это все меры ответные, а надо перехватывать инициативу. Он, то бишь диверсант, пойдет в наглую, через тамбуры. Ага, давай! Так, последний обитаемый грузовой вагон… Вот здесь я его и встречу. Тут и ящиков полно, есть где укрыться в перестрелке, и стрелков можно грамотно разместить.
- Внимание по вагонам! Внимание по вагонам! Вагон пятнадцать, хвост. Вагон пятнадцать, хвост. Сбор, клен-шесть! Сбор, клен-шесть!
Ну все, теперь не уйдешь! Верно!
А вот и ты, голубчик!..


Берил, будущий биолог, лорои

Глупое предположение. Он никогда не станет предателем, это просто невозможно, потому что… По тому что невозможно, и все! Да, выводы построены логично, но… Ты спрашиваешь, куда и зачем он нас ведет… Наверняка есть причина. Что? Если спрошу его, то повторю твою ошибку, за которую я тебя ругала? Но ведь…
Когда мы дошли до нужного вагона, нас уже ждал комендант Дубов. Ну вот, я же тебе говорила, все объяснимо. Сейчас он введет нас в курс…
- Прррривет! Дальше пройти нельзя, ремонт тамбуров! – комендант Дубов стоял посреди прохода между рядами ящиков, широко расставив ноги. И странно скалясь… Вот кто враг!
- Мхф… Какой еще ремонт?
- Да самый, знаешь, такой вот обыкновенный. Не за одним мясцом следить надо было! – он говорил медленно, вытягивая каждое слово. Он издевается!
- Мне необходимо пройти к дрезине!
- Увы!
Внезапно Тен Прессеб схватил меня за шею! Он… Прикрылся мной, как щитом! Я… Не понимаю… Алиса вцепилась в него… Ладно, разберусь потом – я вырвалась из его захвата, и бросилась на пол, к ящикам! Алиса?!
- Я в порядке! Вон он!
Коссидианец пробирался на второй ярус. Там тамбуры! Над ухом раздались несколько хлопков – открыл стрельбу Дубов. Рядом со мной пробежалась автоматная очередь… Проклятье! Обожгло руку…
Подъем!
Стрельба отрезвила меня. В прыжок я оказалась у стены. Из той двери, что мы вышли, протянулись две очереди – это люди Дубова. Ответом был взрыв и один из бойцов сполз по стене. Я вскарабкалась на ящик и бросилась к нему. К счастью его не убило, а только контузило, но драться он уже не мог. Я схватила его автомат и укрылась в небольшой нише.
- Прессеб, мы оба знаем, что это бесполезно! Сдавайся! – в ответ цепочка взрывов пробежалась по потолку. - Ну на кой тебе это?
- Вы все, до одного, ничтожные идиоты! Вы воюете с той силой, которую победить невозможно! Боариан убьют всех, кроме тех, кто им верен!
- Какая к псам верность, ты же предал устав! Кому нужны предатели?
- Ха! Безмозглые, я буду без чести, но живой! А вы – нет!
Он хочет уйти, и единственный способ – дрезина.
- Он будет прорываться к дрезине!
- Ой, а я-то не знаю! Не сможет! Теперь там гидрозамок!
- Аварийное отключение?
- Он управляется вон тем… Твою дивизию! – Комендант вскинул рацию. – Капитан, Он уничтожил щиток управления гидрозамками, он может отцепить дрезину!
Из рации раздалось:
- Щиток?! Каналья!
Взрыв! Он был такой силы, что у меня заложило уши! Тяжелый люк с грохотом открылся. Створки сначала провисли, потом вместе с рамой люк повело и он с куском крыши гулко рухнул на пол. Ветер с воем ворвался в вагон. Солдаты, подошедшие из первых вагонов, вместе с Дубовым открыли шквальный огонь по образовавшейся бреши, но звероящер без труда проскочил сквозь заслон и выбрался на крышу. Медлить нельзя. Я перекинула винтовку через плечо и побежала в центр вагона. Цепляясь за оголенные стрингеры я взобралась на крышу. Ледяной ветер и снег ударили в лицо, а затем окутали тело. Проклятье… На мне только легкий комбинезон… скользя босыми ногами по крыше, я побежала за ним. Бледная вспышка… Я бросилась на крышу и пули прошли рядом, я начала стрелять в ответ. Попробую прижать его к крыше, не давая встать.
Что это?! Поезд сотряс резкий толчок…


Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли

- Товрщ комендант! Нет взрывчатки, и взрывателей нет! Совсем нет!
- Паскуда, так и знал! – Дубов выхватил рацию. - Товарищ капитан, он ушел по крыше, будем отцеплять дрезину. Поддайте-ка там пару!
- Что вы, о чем?
- Так, девчушка, пойдешь с нами. Смычкин! С Уваровым остаешься здесь, остальные за мной!
- Есть!
- Объясните же! – я поднялась, и хотя перед глазами все плыло, побежала за ним.
- Этот гад заминировал поезд! Но пока он на нем, взрывать не станет!
Внезапно резкий толчок повалил меня с ног, солдат, оказавшийся рядом, чудом поймал меня.
- Вот! Эх, капитан, молодец! Пусть он там на такой скорости по крыше побегает!
- Но… Берил!..
- Поезд важнее! За мной!
Не знаю откуда взялись силы, но я бежала за остальными. Почему-то промелькнула мысль – «а оплатят ли мне потом больничный?» Вот дура! Нашла время… И хотя в груди был как будто свинец, мне удавалось держать общий темп. По узкому коридорчику пробежали один вагон насквозь, за ним так же второй, наконец добежав до последнего. Не теряя времени на замки Дубов с разбегу выбил плечом дверь в небольшую рубку и мы все, человек десять, вбежали туда. Вместе с одним бойцом Дубов открыл люк в днище и сразу маленький ураган ворвался в вагон. Дубов влез в него по грудь, пытаясь что-то сделать, но быстро вылез обратно.
- Чтоб тебя, рука слишком большая, не пролазит. Девчушка, ходь сюда! - Я наклонилась к нему. – Там три вентиля к трубкам – красный, черный и синий. Открой их! Не откроются – на нож, режь трубки к чертовой матери! Поняла?
- Да!
Я сунулась в люк, и ледяной ветер тут же ударил по спине и рукам, челка захлестала по глазам. Спину и руки тут же начало сводить, но я взяла нож и протиснулась ближе к железному коробу. Разрешил так разрешил, сам потом разберется. Я просунула ножик в тонкую щель начала резать первую трубку. Вязкая жидкость брызнула в глаза, но я все равно перерезала шланг. Что-то впереди затрещало, но я перерезала второй и третий шланги. Там, откуда шел треск, раздался скрежет металла о металл и из-под днища я увидела, как от поезда медленно начинает отдаляться что-то… Дрезина.
- Все!
Дубов вытащил меня, и сразу все бойцы, стоявшие надо мной, стали наперебой предлагать мне свои полушубки. Ребята… Спасибо…
Вдруг над нами раздался грохот шагов и стрельба. Они были уже здесь! И Берил в порядке! Несколько выстрелов, и что-то тяжелое упало на крышу вагона и скатилось с него…
Миелофон услышал мысли Берил: «Враг уничтожен».



Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли

Когда поезд наконец добрался до Горного Кольца, там уже стояли два таких же состава. Руководство колонии хорошо позаботилось о безопасности спор, и предусмотрело не только поезд-дублер, но и дублер дублера. А вот были ли споры на том поезде, что вез нас, я так и не узнала. Такая вот секретность.
Как выяснилось, капитан и комендант уже давно подозревали своего помощника, но действовать напрямую просто не могли – Прессеб легко мог уничтожить все улики, а при удобном случае и вовсе расправиться с ними. И, возможно, уже готовился, но наше появление спутало все его планы. И если капитан теперь мог до определенного момента не вмешиваться вообще, то Прессеб был вынужден импровизировать, действовать открыто, чем в итоге и выдал себя. А вот Мартин, под носом которого разворачивалась вся история, до последнего момента ни о чем и не догадывался… Хотя и не удивительно. Коссидианцам на слово верят даже лорои, не говоря уже об остальных расах, так известен стал их культ справедливости. «Место рождения: Коссида» - этой строчки в личном деле было достаточно для полного доверия… До сих пор. Еще троих коссидинцев задержали на других поездах.
Как к ним станут относиться теперь?
Незадолго до отправления поезда мы с Берил все-таки выбрались в горы. Вручение спор никто не отменял, да и сидеть в четырех стенах уже порядком надоело. И наконец-то я своими газами смогла увидеть Кольцо… Черные с белым, с радужными переливами камни блестели под сапогами. Я подняла один камушек замысловатой формы и повертела в руках. Прихватить, что ли, как сувенир? Подсуну его Берил, вон она, набила этими булыжниками целую сумку. Глядишь и не заметит.
- Алиса, все равно я не понимаю. Если животные совершали атаки, руководствовались запахом, то как Тен Прессеб заманил животное, которое было первым?
- А он и не заманивал. Первая жертва была случайной. Если ты читала бортовой журнал, то наверное заметила, что была вьюга. Это был единственный раз, когда такина бросилась на поезд в плохую погоду.
- Я… не обратила внимания. – Берил приложила палец к губам. - Но я заметила, что чем позже животное нападало на поезд, тем яростнее становилась атака. Это связано с тем, что Прессеб был вынужден применять амбру разных животных? И если для животных запахи – это эквивалент языка, и если первых китов привлекал запах самки, то последние нападали на поезд, чувствуя запах самца, и принимая его за своего соперника?
- В точку!
Берил, не отрывая палец от губ подняла одну бровь. А из нее действительно может получиться толковый биолог. Если бы только она больше любила жизнь…
У нее был выбор – потратить больше сил и времени, но взять Прессеба живым или легко убить его из винтовки. И с одной стороны она действительно поступила так, как нужно, но с другой... Берил не любит рассказывать о себе и о службе до Академии, но знаю точно, что ей уже доводилось убивать разумных, и не раз. Просто нет в ней того, что заставляет испытывать за смерть чувство вины. Ну а я… А лучше ли я? Я никого не убиваю, ни в кого не стреляю, но… Я ведь тоже на службе и так или иначе вношу свой вклад в победу и, в конечном счете, в истребление этих загадочных боариан.
Я – тоже убийца?

Мерзко.

И лишь когда мы вернулись в поезд, из окна я увидела двух такин, игравших в снегу где-то в полукилометре от нас. Поднимая радужные фонтаны снега, они прыгали и ныряли обратно в снег, разрезая его своими плавниками. До чего же они красивые!





1. Совершеннолетием у лорои считается возраст 12 лет, во столько же они поступают на службу. Берил поступила в Академию, когда ей было уже 14.




Вернуться к началу страницы
 
+Цитировать сообщение

ОтветитьСоздать новую тему

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 22.8.2019, 11:17